1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 36

Субсидиарная ответственность директора: обзор ключевых позиций ВС РФ за 2020 год

В 2020 г. Верховный суд РФ принял несколько значимых определений, касающихся привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. В частности, ВС РФ в деле о привлечении к субсидиарной ответственности бывших членов совета директоров юридического лица отметил, что привлечение к субсидиарной ответственности возможно в том случае, если поведение именно этих лиц явилось одной из причин невозможности погашения задолженности перед кредиторами юридического лица. В другом определении ВС РФ указал, что аффилированность лиц доказывается не только наличием родственных отношений, но и доказанными фактами связи между ними, например через принадлежность сторон к одной группе лиц посредством нахождения в органах управления юридического лица. Другая важная позиция состоит в том, что привлекать к субсидиарной ответственности можно лишь тех лиц, чья деятельность в юридическом лице носила контролирующий характер. О том, как складывается текущая ситуация привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц, читайте в материале.

В соответствии с законодательством Российской Федерации директор юридического лица, в том числе и являющийся наемным работником (то есть не являющийся учредителем, соучредителем или собственником), в ряде ситуаций несет субсидиарную ответственность в случае наличия у юридического лица непогашенных долгов. Под субсидиарной ответственностью понимается право взыскания неполученного долга с другого лица, если первое лицо не может само погасить долг. Если основной должник отказывается от удовлетворения требований кредитора либо не дает в разумный срок ответ на предъявленное требование, то кредитор получает право предъявить требование лицу, несущему субсидиарную ответственность, в рассматриваемом случае — директору юридического лица (ст. 399 ГК РФ).

Следует также отметить, что к субсидиарной ответственности могут привлечь всех контролирующих лиц компании, то есть обладавших правом определять деятельность компании, влиять на эту деятельность. Фактически речь идет о любом должностном лице, принимавшем управленческие решения в компании или получавшем выгоду от ее деятельности.

Если не говорить о владельцах компании, то в списке лиц, несущих субсидиарную ответственность, — генеральный директор компании, финансовый директор компании, главный бухгалтер, а также и другие директора в том случае, если они имели возможность принимать решения, влияю­щие на деятельность компании.

Субсидиарная ответственность директора наступает не только в процессе процедуры банкротства юридического лица, но и в случае иных ситуаций, включая наличие налоговой недоимки, а также в рамках ст. 1064 Гражданского кодекса РФ в связке с Уголовным кодексом РФ. При этом следует отметить, что правовые механизмы и методы привлечения директора к субсидиарной ответственности в рамках российского законодательства претерпевают различные изменения, в первую очередь направленные на облегчение привлечения ответственного лица к данной форме ответственности в случае невозможности взыскания средств с основного должника.

Обратимся к статистике: согласно данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2019 г. российскими судами в среднем удовлетворялись лишь шесть из десяти требований о привлечении директоров юридических лиц к субсидиарной ответственности по долгам юридических лиц. Таким образом, картина выглядит не столь уж и плохо для директоров: 40% требований о привлечении директоров к субсидиарной ответственности судами разного уровня не удовлетворяется.

Однако в действительности очевидна и иная тенденция: суды начинают все более активно привлекать к субсидиарной ответственности управленцев, прежде успешно пользовавшихся распространенным путем ухода от нее посредством банкротства и ликвидации юридического лица. В 2020 г. Верховным судом РФ был вынесен целый ряд определений, несколько корректирующий общепринятую практику привлечения менеджмента юридических лиц к субсидиарной ответственности.

Установление вины членов совета директоров для привлечения к субсидиарной ответственности

Одно из наиболее интересных решений — установление индивидуальной вины каждого из членов совета директоров юридического лица при рассмотрении дела по существу. Верховный суд РФ вынес определение по делу о привлечении к субсидиарной ответственности бывших членов совета директоров юридического лица, приобретших долю в обществе другого юридического лица перед банкротством своей компании (Определение ВС РФ от 22.06.2020 № 307-ЭС19-18723 (2, 3) по делу № А56-26451/2016). Перед вынесением определения три судебные инстанции не стали привлекать к субсидиарной ответственности членов совета директоров юридического лица — должника.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу о возможности привлечения контролирующих лиц компании-должника к субсидиарной ответственности в том случае, если именно их поведение явилось одной из причин невозможности погашения задолженности перед кредиторами данного юридического лица. При этом вина директоров определяется несколькими факторами.

Первое — привлекаемый к субсидиарной ответственности сотрудник компании-должника должен обладать реальной возможностью существенного влияния на деятельность данного юридического лица. Значит, рядовые сотрудники, менеджмент среднего уровня исключаются из круга привлекаемых к ответственности лиц автоматически, ряд представителей директората юридического лица также оказывается под вопросом, например директор по связям с общественностью, не имеющий отношения к формированию финансовой политики организации.

Второе — негативные последствия для юридического лица — должника должны возникнуть именно вследствие действий или бездействия ответчика-директора, привлекаемого к субсидиарной ответственности. При этом эти действия должны соответствовать масштабам деятельности должника, то есть реально влиять на изменение имущественного состояния организации. Если директор принимал решения о заключении невыгодных сделок, которые тем не менее были несущественными в рамках общих масштабов деятельности юридического лица, то привлечению к субсидиарной ответственности он не подлежит.

Третье — именно привлекаемый к субсидиарной ответственности директор должен быть инициатором или выгодоприобретателем действий, повлекших негативные последствия для юридического лица.

Таким образом, участие лица в деятельности совета директоров в качестве его полноправного члена однозначно свидетельствует о том, что такое лицо имело возможность влиять на деятельность организации. Но привлекать к субсидиарной ответственности следует лишь того из членов совета директоров, кто мог выступать в качестве инициатора убыточной сделки или получить от ее реализации определенную выгоду. Для этого судебной инстанции необходимо определить степень вовлеченности члена совета директоров в подозрительную или убыточную сделку. Без определения степени участия невозможно говорить о виновности конкретного должностного лица организации в конкретной сделке.

Однако в такой позиции ВС РФ содержится и определенный риск необоснованного привлечения членов совета директоров к субсидиарной ответственности, так как член совета директоров рассматривается как лицо, способное оказывать существенное влияние на деятельность организации. Вместе с тем стоило бы разграничивать такие категории, как существенное влияние и обязательные к исполнению указания: влияние далеко не всегда подразумевает обязательность исполнения рекомендаций, тогда как решения генерального директора организации обязательны к исполнению. Следовательно, относительно членов совета директоров следует устанавливать в каждом конкретном случае индивидуально, является ли конкретное должностное лицо контролирующим лицом организации-должника или же оно таковым не является.

Привлечение директора к субсидиарной ответственности в условиях корпоративного конфликта

Не менее интересное определение вынес Верховный суд в сентябре 2020 г. (Определение ВС РФ от 28.09.2020 № 310-ЭС20-7837 по делу № А23-6235/2015). В частности, ВС РФ подчеркнул, что аффилированность лиц доказывается не только наличием родственных отношений, но и доказанными фактами связи между ними, например через принадлежность сторон к одной группе лиц посредством нахождения в органах управления юридического лица.

Как и в предыдущей ситуации, в случае корпоративного конфликта привлечение директора к субсидиарной ответственности осуществляется исключительно на основе анализа конкретных фактов. Стоит отметить, что сам по себе иск о привлечении к субсидиарной ответственности предполагает наличие требования со стороны сообщества кредиторов к контролирующим лицам должника, если будет доказано наличие негативных последствий их действий, приведших к доведению должника до банкротства.

Право выдвижения требования о привлечении к субсидиарной ответственности в материально-правовом смысле может рассматриваться как инструмент защиты прав и законных интересов кредиторов, которые таким образом пытаются добиться возврата долга. Следовательно, сам по себе правовой механизм привлечения директора юридического лица к субсидиарной ответственности не может выступать в качестве средства разрешения корпоративных споров, что и подчеркивается в соответствующем Определении ВС РФ.

Привлекать к субсидиарной ответственности нельзя, если контроль над деятельностью общества не доказан

В ноябре 2020 г. было вынесено еще одно интересное Определение Верховного суда от 03.11.2020 № 301-ЭС20-16780 по кассационной жалобе конкурсного управляющего, который хотел привлечь к субсидиарной ответственности директора и двух учредителей коммерческой организации. Верховный суд, изучив все обстоятельства дела, постановил, что привлекать к субсидиарной ответственности можно лишь тех лиц, чья деятельность в юридическом лице носила контролирующий характер. Учредители организации в данном случае не имели возможности в полной мере контролировать деятельность ее руководителя.

Чем интересно данное определение? В первую очередь оно подчеркивает, что, если должностное лицо не осуществляло контрольных функций, привлечь его к субсидиарной ответственности нельзя. При этом если в рамках конкретного дела, рассматривавшегося ВС РФ, речь шла именно об учредителях, то такой подход может быть применен и к тем директорам, которые в реальности не обладали всей полнотой контролирующих функций.

Таким образом, согласно позиции ВС РФ, есть лица, в отношении которых действует презумпция контроля. К ним можно отнести руководителей юридического лица и лиц, владеющих 50% и более голосующих акций или более чем 50% долей общества с ограниченной ответственностью. Такие лица однозначно привлекаются к субсидиарной ответственности, хотя и в этом случае могут быть исключения.

Субсидиарная ответственность номинального директора юридического лица

В России широко распространенной практикой является указание в качестве генерального директора юридического лица гражданина, который на практике руководящую деятельность не осуществляет. Фактически это номинальный руководитель, который является лишь «ширмой», скрывающей подлинное руководство юридического лица.

Согласно российскому законодательству номинальный директор также несет в полной мере субсидиарную ответственность по долгам юридического лица, как и реальный директор. Но в некоторых случаях степень субсидиарной ответственности номинального директора может быть снижена. Прежде всего речь идет о тех ситуациях, когда номинальный директор активно помогает суду разоблачить подлинных руководителей или владельцев юридического лица. В этом случае суд может пойти навстречу номинальному директору, что подтверждает в своей позиции Верховный суд РФ.

Пленум ВС РФ подчеркнул возможность смягчения ответственности номинальных директоров. При этом на практике имеют место и примеры частичного или полного освобождения бывших номинальных директоров от субсидиарной ответственности в случае их помощи по выявлению скрытого имущества и подлинного руководства или выгодоприобретателей юридического лица (постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Следует также отметить, что и контролирующее лицо должника может быть освобождено от субсидиарной ответственности в том случае, если сумеет доказать, что его действия или бездействие не могли привести к признанию компании-должника несостоятельной (банкротом), либо если его действия были разумными и направленными на сохранение платежеспособности компании-должника.

Какие аспекты субсидиарной ответственности руководителей нуждаются в корректировке

Отдельно следует отметить, что 2020 г. стал особенно тяжелым периодом для развития отечественного бизнеса. Российские предприниматели оказались в сложной ситуации, так как деятельность многих бизнесов вследствие ограничительных мероприятий в связи с пандемией коронавируса была приостановлена. Некоторые предприятия были вынуждены закрыться, произошло накопление долгов, а с выполнением долговых обязательств возникли закономерные трудности. Как и следовало ожидать, осень 2020 г. отметилась большим количеством банкротств и юридических лиц, и индивидуальных предпринимателей.

В этой связи следовало бы несколько скорректировать механизмы привлечения к субсидиарной ответственности директоров юридических лиц, поскольку последние могли допустить банкротство организации не в силу своей неквалифицированности или недобросовестности, а по причине объективных, независящих от них обстоятельств. Можно привести большое количество примеров срывов сроков поставки товара или выполнения иных обязательств перед заказчиками или кредиторами, связанных именно с введенными в связи с пандемией ограничениями.

Нет никаких сомнений, что практика российских судов должна быть скорректирована в направлении уменьшения ответственности должностных лиц компаний в тех случаях, когда будет установлено, что они действовали добросовестно, но по независящим от них обстоятельствам допустили действия или бездействие, оказавшие негативное влияние на деятельность и имущественное положение юридического лица.

Еще одной распространенной причиной привлечения генерального директора к субсидиарной ответственности является несвоевременная подача заявления об инициировании про­цедуры банкротства в отношении данного юридического лица. Однако следует иметь в виду, что в современных условиях сама процедура банкротства юридического лица значительно усложнилась. В частности, в период разгара пандемии была приостановлена работа судов, в том числе и по приему заявлений о банкротстве, что стало препятствием для многих юридических лиц. В результате кредитор, который не получает удовлетворения требований по долговым обязательствам, может предъявить иск напрямую к генеральному директору юридического лица, хотя его вины в затягивании процедуры банкротства или судебного процесса по банкротству может и не быть.

В заключение следует отметить, что в 2020 г. Верховным судом РФ было вынесено несколько определений, представляющих большой интерес в плане привлечения к субсидиарной ответственности наемных директоров юридических лиц. Верховный суд занял взвешенную позицию, подчеркивая важность наличия доказательств вины директоров для привлечения их к субсидиарной ответственности.

В то же время общая тенденция в развитии российского правосудия в последнее время заключается в воспрепятствовании попыткам руководства юридических лиц избежать ответственности и взыскания на собственное имущество, ограничившись банкротством компании и взысканием ее имущества. Такие недобросовестные действия на сегодняшний день оперативно выявляются, после чего суды принимают соответствующие решения о привлечении руководителей юридических лиц к субсидиарной ответственности. Вероятно, с этим связано то обстоятельство, что в 2020 г. количество судебных споров по привлечению к субсидиарной ответственности генерального директора значительно возросло по сравнению с предыдущим периодом.