1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 32

У кредитора есть право на изменение способа распоряжения требованием к субсидиарным ответчикам

ВС РФ указал, что Закон о банкротстве позволяет кредиторам изменять свой выбор с взыскания задолженности по требованию на его уступку.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 17.03.2021 № 302-ЭС20-20755 по делу № А33-18017/2014

Банкрот

ООО «Сибэлитстрой»

Суть дела

В деле о банкротстве ООО «Сибэлитстрой» суд взыскал с двух контролирующих лиц в порядке субсидиарной ответственности 64 млн руб. На собрании кредиторов по вопросу распоряжения требованиями к ответчикам кредиторы проголосовали следующим образом:

  • ООО «РН-2 Красноярскнефтепродукт» (далее — Кредитор № 1) проголосовало за взыскание задолженности в деле о банкротстве (95,72% голосов);

  • ФНС России (4,28% голосов) выступала за уступку требований, настаивая на бесперспективности взыскания и нецелесообразности затягивания процедур банкротства.

К тому времени деньги от субсидиарных ответчиков в конкурсную массу не поступили.

Впоследствии Кредитор № 1 изменил свой выбор: он потребовал уступить ему требование к субсидиарным должникам и уведомил об этом конкурсного управляющего. Затем по этому вопросу состоялось еще одно собрание кредиторов. На нем было принято решение об уступке Кредитору № 1 части требования к субсидиарным ответчикам в размере требования этого кредитора, включенного в реестр.

В связи с этим Кредитор № 1 потребовал в суде осуществить процессуальное правопреемство — в споре о взыскании задолженности с контролировавших должника лиц заменить ООО «Сибэлитстрой» на Кредитора № 1 в части своего требования, включенного в реестр требований кредиторов. Требование кредитора было основано на ст. 48 АПК РФ и ст. 61.17 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Налоговая служба возражала против правопреемства, указав на реализацию кредитором своего права на первом собрании. По ее мнению, прямая передача дебиторской задолженности должника конкурсному кредитору нарушит права иных лиц, участвующих в деле, поскольку задолженность будет погашена с нарушением порядка, установленного ст. 134 Закона о банкротстве.

Позиции судов

Суды трех инстанций отказали в процессуальном правопреемстве. Они исходили из отсутствия у кредитора права на изменение своего первоначального выбора способа распоряжения требованием к субсидиарным ответчикам, так как закон этого не предусматривает. Суды также указали на нарушение порядка распоряжения правом, установленного п. 2 ст. 61.17 Закона о банкротстве, так как не доказаны размещение конкурсным управляющим в ЕФРСБ сообщения о праве кредитора распорядиться требованием к субсидиарным ответчикам, направление конкурсному управляющему волеизъявления Кредитора № 1 о способе распоряжения требованием, представление в суд отчета арбитражного управляющего.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение.

В пункте 2 ст. 61.17 Закона о банкротстве предусмотрены три способа распоряжения требованием:

1) взыскание задолженности по требованию;

2) продажа требования с торгов;

3) уступка кредитору части требования в размере требования кредитора.

Реализация первых двух способов осуществляется в деле о банкротстве. Если все кредиторы выбрали уступку требования, то конкурсное производство может быть завершено (п. 10, 11, 13—15 ст. 61.16 Закона о банкротстве).

Из пункта 4 ст. 61.17 Закона о банкротстве следует, что после вступления в силу судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности суд производит замену взыскателя в части соответствующей суммы на кредиторов, выбравших уступку требования, и выдает каждому из них исполнительный лист.

Закон о банкротстве прямо не регулирует вопрос о возможности последующего изменения кредитором своего выбора способом распоряжения требованием к субсидиарным ответчикам. Это обстоятельство не позволило судам произвести процессуальную замену должника на его кредитора. Однако отсутствие регулирования может быть восполнено общими нормами — принципами гражданского права, поскольку правоотношения по процессуальному правопреемству производны от их материального содержания.

Закон о банкротстве и иные правовые акты гражданского законодательства ни прямо, ни косвенно не запрещают кредитору изменять свой выбор в отношении требования к субсидиарному ответчику. По крайней мере, в том случае, если он первоначально выбрал взыскание задолженности или продажу требования с торгов (тем более если взыскание задолженности не привело к желаемому результату — получению денег в конкурсную массу, а торги не начались или не состоялись). К тому же при таком выборе кредитора требование к нему не переходит и остается у прежнего правообладателя — должника. Однако во избежание нарушения прав других кредиторов и конкурсного управляю­щего кредитор, изменивший свой выбор, обязан возместить лицам, понесшим расходы на взыскание задолженности и организацию и проведение торгов, их убытки.

Если кредитор первоначально выбрал уступку требования, то в дальнейшем оснований для изменения способа распоряжения требованием лишь только по воле самого кредитора не имеется: перемена лица в обязательстве состоялась, и обратный переход требования без воли должника нарушил бы принцип автономии воли участников гражданского оборота.

Нормы ст. 61.17 Закона о банкротстве (такие, например, как о сроках совершения действий по выбору способа распоряжения, о публичном размещении информации, о представлении в суд отчета арбитражного управляющего о результатах выбора кредиторами способа распоряжения и другие) в целом носят организационный характер и направлены на упорядочение процедуры первоначального выбора кредиторами способа распоряжения требованиями к субсидиарным ответчикам. Поэтому само по себе несоблюдение буквального содержания этих норм без негативных последствий для сообщества кредиторов никак не должно противопоставляться гражданским правам кого-либо из кредиторов.

В этом деле суды не установили злоупотреблений со стороны Кредитора № 1, обход закона или каких-либо нарушений действиями заявителя прав иных кредиторов или налоговой службы, учитывая, что последняя и сама выбрала в качестве способа распоряжения требованием уступку. Некоторые недостатки, если суды действительно полагали их критическими, могли быть устранены в судебных заседаниях. Так, например, участие конкурсного управляющего в судебном заседании позволяло решить вопрос о содержании его отчета о результатах выбора кредиторами способа распоряжения. Основанием для замены должника-банкрота на его кредитора является волеизъявление самого кредитора на уступку требования, а не отчет конкурсного управляющего.

Таким образом, суды, отказав в удовлетворении требования о процессуальном правопреемстве, косвенным образом и без наличия на то законных оснований воспрепятствовали свободному распоряжению Кредитором № 1 его гражданским правом, что недопустимо. Закон о банкротстве позволяет кредиторам изменять свой выбор с взыскания задолженности по требованию на его уступку.