1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 163

Если арбитражный управляющий не оспорил невыгодные сделки должника, то его могут оштрафовать

Арбитражный управляющий обязан предпринимать меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника-гражданина. Но если оспаривание сделки не приведет к положительному для конкурсной массы результату, то подавать заявление о недействительности сделки не нужно.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 16.11.2020 № 307-ЭС20-11632 по делу № А05-11092/2019

Заявитель

Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Архангельской области и Ненецкому автономному округу

Ответчик

Арбитражный управляющий Максименко А.А.

Суть дела

В 2017 г. Максименко А. А. был утвержден финансовым управляющим имуществом должника-физлица. Росреестр составил на арбитражного управляющего протокол и подал в суд заявление о привлечении к административной ответственности. Он утверждал, что арбитражный управляющий не выявил признаков преднамеренного либо фиктивного банкротства должника и не направил соответствующее заключение в правоохранительные органы, не принял мер по оспариванию сделок на заведомо невыгодных для него условиях и в ущерб интересам кредиторов. Кроме того, должник рассчитывался с кредиторами за счет третьих лиц, минуя свой собственный счет, что не позволяло кредиторам контролировать поступление денег и их расходование на протяжении всей процедуры банкротства.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недоказанности вины арбитражного управляющего в совершении расчетов с кредиторами должника третьими лицами. А вот по другим эпизодам суды привлекли арбитражного управляющего к административной ответственности (штраф — 25 000 руб.).

Кассационная инстанция отменила судебные акты. Она исходила из того, что арбитражный управляющий подготовил заключение, в котором содержится вывод об отсутствии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства должника, а значит, арбитражный управляющий исполнил обязанность, установленную п. 2 ст. 20.3 и п. 8 ст. 213.9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Неподача в такой ситуации заявления о признании недействительными сделок не может расцениваться как неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о банкротстве, поскольку оспаривание сделок должника является правом, а не обязанностью арбитражного управляющего.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила постановление кассации и оставила в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

В части 3 ст. 14.13 КоАП РФ установлена административная ответственность за неправомерные действия при банкротстве. В частности, за неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о банкротстве, если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния.

В силу закона финансовый управляющий должен принимать меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника-гражданина, в том числе путем обращения в суд для оспаривания сделок. В то же время, толкуя категорию разумности и добросовестности поведения арбитражного управляющего, судебная практика признает, что его деятельность по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер, не допускающий бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, и прочих текущих платежей, в ущерб конкурсной массе и интересам кредиторов. Не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату.

Поэтому неисполнением обязанностей по ст. 14.13 КоАП РФ может быть признано уклонение арбитражного управляющего от реализации права на оспаривание сделок в ситуации, когда это было необходимо для защиты интересов должника и его кредиторов и упомянутая необходимость являлась ясной для арбитражного управляющего либо должна была стать таковой. Вина арбитражного управляющего в этом случае имеет место, если допущенное им бездействие не было обусловлено разумными причинами или носило намеренный характер. К обстоятельствам, имеющим юридическое значение для квалификации поведения арбитражного управляющего, относятся следующие:

  • наличие достаточной совокупности оснований для оспаривания сделок (установленных законом признаков подозрительности сделок и т.п.);

  • были ли эти основания известны арбитражному управляющему либо должны были стать известными при должном исполнении арбитражным управляющим своих обязанностей;

  • могла ли реализация арбитражным управляющим полномочий на оспаривание сделки привести к пополнению конкурсной массы, защите прав и законных интересов должника и кредиторов;

  • имелись ли у арбитражного управляющего рациональные причины для отказа от оспаривания сделок.

СКЭС ВС РФ учла, что основным кредитором являлась ФНС России (189 млн руб.). В процедуре реструктуризации долгов гражданина арбитражный управляющий подготовил заключение, в котором он указал о заключении сделок по отчуждению имущества на общую сумму 1,5 млрд руб. на заведомо невыгодных условиях. В 2017 г. он подготовил еще одно заключение. Из него следовало, что, несмотря на заключение должником ряда сделок на нерыночных условиях, данные сделки не были причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности должника, а учитывая наличие у должника активов и предложение должника об утверждении плана реструктуризации долгов, оспаривание сделок является преждевременным.

В дальнейшем был разработан проект плана реструктуризации долгов гражданина, с которым собрание кредиторов не согласилось дважды: должник должен был погасить долг в течение двух лет путем ежемесячного перечисления кредиторам денежных средств в размере 8 млн руб. В качестве источников поступления денежных средств в целях исполнения плана реструктуризации указывалось на доходы от основного места работы (Аппарат Госдумы), трудовой пенсии по старости, взыскания дебиторской задолженности. В качестве альтернативного варианта исполнения плана также было указано на возможную реализацию имущества должника.

ФНС России не согласилась с заключением о преждевременности оспаривания сделок. Она самостоятельно подала заявление в суд об оспаривании сделок должника. Суд признал недействительными 157 договоров дарения и купли-продажи, совершенных должником в пользу своих сыновей на 320 млн руб.

Таким образом, арбитражному управляющему был известен невыгодный характер этих сделок, что образует основания для оспаривания сделок, предусмотренные ст. 61.2 Закона о банкротстве. Объясняя свое решение не оспаривать сделки должника, финансовый управляющий ссылался только на возможность удовлетворения требований кредиторов без принятия дополнительных мер в рамках процедуры реструктуризации долгов гражданина. Однако положения Закона о банкротстве, позволяющие гражданину претендовать на реструктуризацию долгов в процедурах банкротства (ст. 213.11—213.22), не исключают необходимости оспаривания сделок должника, нарушающих права кредиторов, поскольку имеют цель учета имущественного положения гражданина-должника при вынесении арбитражным судом решения о признании его банкротом.

Таким образом, поведение арбитражного управляющего, бездействовавшего в оспаривании сделок, способного восстановить имущественное положение должника и произвести расчеты с кредиторами, в данном случае было продиктовано намерением обеспечить должнику рассрочку в погашении долгов, включая задолженность по налоговым платежам. В то же время сам факт возникновения просрочки был вызван действиями должника — отчуждением имущества в преддверии банкротства, и об этом факте арбитражный управляющий должен был знать по результатам проведенного им анализа.