1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 58

Обзор правовых позиций Верховного суда за 2020 год

В материале для новогоднего номера мы собрали дела, рассмотренные Верховным судом в 2020 г., с самыми интересными позициями.

Невключение в реестр более дорогого жилья

Один из супругов попал в банкротство. Перед этим маленькую квартиру в Новочеркасске супруга подарила сыну. Позже суд признал эту сделку ничтожной. Эта квартира попала в конкурсную массу. А дорогая квартира в Москве площадью 300 кв. м осталась у супругов как единственное жилье. Банкрот подал заявление об исключении небольшой квартиры из реестра. Суды трех инстанций отказали. ВС РФ отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что отказ судов исключить из конкурсной массы более дешевую квартиру привел к тому, что невозможно обратить взыскание на жилье, которое существенно дороже и которое становится единственным жилым помещением, принадлежащим членам семьи должника. Такой отказ незаконен.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 23.01.2020 № 308-ЭС19-18381 по делу № А53-31352/2016 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 05, 2020)

Недобросовестное ведение переговоров

Истец вел переговоры о покупке фитнес-клуба. После того как были согласованы основные моменты продажи, стороны перешли к обмену документами, определили цену продажи клуба в размере 52 млн руб. После этого истец заключил с коллегией адвокатов договор для юридического сопровождения сделок по приобретению долей и активов. По условиям этого договора нужно было заплатить невозвратный аванс в размере 1% от суммы сделки, что составило 520 000 руб. Впоследствии стороны не заключили сделку. Истец подал иск о взыскании с партнеров убытков в размере оплаченного юристам невозвратного аванса. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. ВС РФ отменил их судебные акты и направил дело на пересмотр. Он подробно пояснил, когда ведение переговоров считается недобросовестным, а когда — нет. Также он отметил, что если стороны заключили соглашение о порядке ведения переговоров, в котором предусмотрели условие об эксклюзивности переговоров только с одним контрагентом, и впоследствии вторая сторона нарушила его, то такие действия являются недобросовестными. Если такого соглашения нет, то сам по себе факт ведения параллельных переговоров не является недобросовестным.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 29.01.2020 № 305-ЭС19-19395 по делу № А40-98757/2018 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 06, 2020)

Переоформление аренды земельного участка

ОАО «Богучанская ГЭС» принадлежали на праве собственности объекты незавершенного строительства. Оно получило их в процессе приватизации ПСЭО Богучангэсстрой. Данные объекты располагались на публичном земельном участке, предоставленном в аренду на 49 лет. Этот договор был заключен в порядке переоформления принадлежащего ОАО «Богучанская ГЭС» права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком. В 2015 г. ОАО «Богучанская ГЭС» продало ООО «Скала» все объекты незавершенного строительства. В связи с этим компания подала в городскую администрацию заявление об оформлении права аренды на земельный участок. Однако администрация заключила с компанией договор аренды только на три года. Затем объекты были достроены, но администрация отказала компании в заключении нового договора аренды без торгов. ВС РФ решил, что администрация незаконно отказала в заключении нового договора аренды. Заключение договора аренды по инициативе администрации на три года не лишает компанию, которая приобрела объекты недвижимости у лица, переоформившего право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком на договор аренды, права на заключение с ним нового договора аренды после истечения срока этого договора в отношении земельного участка, занятого принадлежащими компании объектами недвижимости.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 02.04.2020 № 302-ЭС19-23916 по делу № А33-23998/2018 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 15, 2020)

Применение позиций КС РФ

КС РФ сформулировал позицию, из которой следовало, что срок исковой давности по делу составляет три месяца, а не один год. При рассмотрении другого дела первая инстанция не приняла эту позицию, поскольку определение КС РФ еще не было опубликовано. А апелляция указала, что позиция КС РФ — это основание для пересмотра дела по новым обстоятельствам, и не стала отменять решение. ВС РФ решил, что позиция апелляции незаконна.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 14.04.2020 № 305-ЭС19-20818 по делу № А41-17699/201 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 16, 2020)

Требование наследника о выплате стоимости доли наследодателя

Участник с долей в размере 32% подал заявление о выходе из ООО. Далее ООО выплатило участнику 2,7 млн руб. Тот не согласился со стоимостью доли. Оценщик подтвердил, что стоимость доли была выше — 15 млн руб. Участник подал досудебную претензию, но затем умер. Единственный наследник подал иск к ООО о выплате невыплаченной наследодателю части действительной стоимости доли, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. Суды трех инстанций заняли разные позиции. Но ВС РФ направила дело на новое рассмотрение. Он указал, что если наследодатель при жизни был не согласен с размером выплаченной действительной стоимости доли, то наследник может оспорить этот размер и потребовать невыплаченную сумму.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 28.01.2020 № 19-КГ19-25 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 18—19, 2020)

Дополнительные работы

Подрядчик по госконтракту потребовал заплатить дополнительную плату за доставку стройматериалов, поскольку расстояние от поставщиков до заказчика оказалось больше, чем было предусмотрено контрактом. ВС РФ посчитал, что заказчик не должен оплачивать эти расходы.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 11.03.2020 № 303-ЭС19-21127 по делу № А73-16916/2018 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 21, 2020)

Замена арбитражного управляющего

Суд принял заявление кредитора о признании должника банкротом и запросил у СРО предложенную кредитором кандидатуру арбитражного управляющего. Еще одно заявление о банкротстве должника подал банк. К первому заседанию банк выкупил долг у первого кредитора. Эту сумму он перечислил в депозит нотариуса, а затем заявил ходатайство о правопреемстве на стороне кредитора по первому заявлению о банкротстве. Суд заменил первого кредитора на банк и принял отказ банка от первого заявления о признании должника банкротом. После этого суд рассмотрел второе заявление банка и вынес определение о запросе у другого СРО сведений о предложенной банком кандидатуре арбитражного управляющего (то есть не той кандидатуры, которую предложил первый кредитор). Апелляционный суд отменил это определение. ВС РФ отменил определение апелляционной инстанции. Он указал, что по общему правилу суд назначает арбитражного управляющего, чью кандидатуру предложил первый заявитель. Но если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, то он всегда имеет право затребовать кандидатуру другого управляющего, в том числе посредством случайного выбора.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 29.05.2020 № 305-ЭС19-26656 по делу № А41-23442/2019 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 22, 2020)

Добросовестный приобретатель

В обеспечение кредитного договора должник передал банку по договору последующего залога недвижимость. В результате цепочки сделок по уступке права перешли к ООО «Сервис Маркет». Затем должник передал недвижимость ООО «Сервис Маркет» по соглашению об отступном. Стороны определили стоимость имущества в размере 3 млн руб. Через полгода ООО «Сервис Маркет» продало земельный участок и здание физическому лицу за 8,1 млн руб. Конкурсный управляющий и кредитор посчитали, что соглашение об отступном обладает признаками недействительной сделки, а покупатель является недобросовестным приобретателем. Суды признали соглашение об отступном недействительным. В порядке реституции суд взыскал с ООО «Сервис Маркет» в пользу должника 9,5 млн руб. (апелляция увеличила эту сумму до 12,5 млн руб.), но истребовать недвижимость у последнего приобретателя суды отказались. ВС РФ отменил судебные акты в части применения последствий недействительности сделки и тоже отказал в удовлетворении виндикационного иска. В этом деле ВС РФ указал, какой должен быть стандарт доказывания при споре о добросовестном приобретении. Он разъяснил, что должен выяснить покупатель перед покупкой недвижимости, а также что нужно проверить продавцу, если он продает имущество с отсрочкой платежа.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 01.06.2020 № 307-ЭС19-26444 (1, 2) по делу № А13-411/2017 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 23, 2020)

Отсутствие права на выход при невозможности получить согласие на продажу доли

На собрании ООО была утверждена новая редакция устава. В нем появилось положение о том, что участники ООО пользуются преимущественным правом покупки доли или части доли по заранее установленной цене (номинальной стоимости). Права на выход в уставе не было. Участник попытался продать третьему лицу часть доли, но другие участники заявили о выкупе по номинальной стоимости. Тогда участник подал иск о признании недействительным положения устава о продаже доли только по номинальной цене, а также о взыскании 24 млн руб. действительной стоимости доли и процентов за пользование чужими денежными средствами. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска, поскольку нарушений при проведении собрания не было. Само решение собрания участник не оспорил. При этом фактически просил признать недействительным не пункт устава, а именно решение собрания. ВС РФ отменил судебные акты и направил дело на пересмотр. Он указал, что необходимость получения согласия на отчуждение доли в отсутствие права на выход из общества допускается только на разумный краткосрочный период. Предусматриваемые уставом правила не должны противоречить существу законодательного регулирования товарищеского соглашения, которое заключается в том числе в недопустимости ситуации, при которой участнику запрещается выход из общества без возможности возврата своих инвестиций.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 11.06.2020 № 306-ЭС19-24912 по делу № А65-3053/2019 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 25, 2020)

Взыскание стоимости имущества путем реституции или возврата в конкурсную массу

Должник продал по договорам купли-продажи с отсрочкой платежа здания и земельный участок. Стороны пришли к соглашению о том, что они отступят от диспозитивных правил ст. 488 ГК РФ о залоге товара, проданного в кредит: с момента регистрации перехода права собственности на отчуждаемые объекты и до момента завершения расчетов имущество не будет считаться находящимся в залоге у продавца. Регистрация была произведена в апреле и в июне 2015 г. Заявление о признании должника банкротом поступило в суд 13.07.2015. В дальнейшем имущество было перепродано по цепочке. Конкурсный управляющий должника подал заявление о признании недействительными первых договоров купли-продажи недвижимости, заключенных должником и покупателем, а также о применении последствий недействительности этих сделок в виде возврата имущества в конкурсную массу. Первая инстанция признала недействительными все договоры, а апелляция и кассация — только первые договоры. ВС РФ отправил дело на пересмотр и указал, когда можно взыскать стоимость имущества в порядке реституции, а когда — путем возврата имущества в конкурсную массу. Цепочкой сделок купли-продажи может прикрываться одна сделка, направленная на отчуждение должником своего имущества в пользу бенефициара. Поскольку бенефициар является стороной прикрываемой сделки, по которой имущество выбывает из владения должника, можно требовать возврата имущества в конкурсную массу по ст. 167 ГК РФ, а не путем удовлетворения виндикационного иска.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 19.06.2020 № 301-ЭС17-19678 по делу № А11-7472/2015 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 25, 2020)

Субсидиарная ответственность бывших членов совета директоров

Кредитор подал иск о привлечении к субсидиарной ответственности бывших членов совета директоров должника. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявления. ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил спор на новое рассмотрение. Он указал, что к субсидиарной ответственности по долгам банкрота можно привлечь бывших членов совета директоров. Но при рассмотрении таких дел нужно учитывать три критерия. Первый — ответчик мог оказывать существенное влияние на деятельность должника. Второй — реализация полномочий привела к негативным для должника и его кредиторов последствиям. Третий — ответчик являлся инициатором такого поведения или потенциальным выгодоприобретателем.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 22.06.2020 № 307-ЭС19-18723 (2, 3) по делу № А56-26451/2016 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 26, 2020)

Взыскание долгов с директора недействующей компании

Налоговый орган исключил ООО как недействующее юридическое лицо. Но оказалось, что у него была задолженность. Кредитор подал иск о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам должника его директора (он же единственный участник). Суды трех инстанций заняли разные позиции. ВС РФ отменил судебные акты трех инстанций и направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 25.08.2020 № 307-ЭС20-180 по делу № А21-15124/2018 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 35, 2020)

Замена роскошного жилья

Гражданин оказался в стадии банкротства. У него в собственности была двухкомнатная квартира в Ижевске площадью 40 кв. м. На собрании кредиторы договорились, что продадут квартиру должника площадью 40,3 кв. м, а ему предоставят квартиру 19,8 кв. м. Должник оспорил это решение кредиторов. Суды заняли разные позиции. ВС РФ отменил судебные акты апелляции и кассации и оставил в силе определение суда первой инстанции о признании недействительными решений собрания кредиторов. Он решил, что поскольку правила обмена роскошного жилья на необходимое до сих пор не выработаны, суды должны признавать недействительными решения кредиторов о замене единственного жилья должника на другое жилье.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 29.10.2020 № 309-ЭС20-10004 по делу № А71-16753/2017 (подробнее см. «ЭЖ-Юрист», № 45, 2020)